Без рубрики

Михаил Швыдкой: чего мы хотим от прошлого?


  Михаил Швыдкой: чего мы хотим от прошлого?

19 ноября нынешнего года исполнилось 185 лет со дня смерти Александра I, российского самодержца, вошедшего в историю уже тем, что в годы его правления российские войска нанесли сокрушительное поражение наполеоновской армии и вместе с союзниками вошли в Париж, вернув Франции монархию.

Эта дата на минувшей неделе оказалась в тени других, широко обсуждающихся годовщин — столетия со дня смерти Л.Н. Толстого и девяностолетия исхода Белой армии из Крыма, но от этого она не перестала быть одной из ключевых в русской истории. Трудно говорить о вине Александра I в том, что первый месяц после его смерти в России был отмечен престолонаследческой сумятицей, которая завершилась разгромом восстания декабристов 14 декабря 1825 года и воцарением Николая I, который правил империей тридцать лет. Александр, взошедший на престол после дворцового переворота, знал цену вельможного своеволия, а потому так настороженно относился к рассуждениям о конституционных реформах. Но одновременно он был вполне чуток к новым идеям, которые определяли развитие европейской мысли, и был не чужд тем преобразованиям, которые не затрагивали бы основ российского монархического миропорядка. В конце концов именно в пору его правления в России сформировались те либертинские организации, которые вывели войска на Сенатскую площадь. И он не мог не знать о них.

Разумеется, аристократическое вольномыслие было ведомо России и до создания тайных обществ, участников которых назовут одним объединяющим их словом — декабристы. Была ведома и аристократическая жажда власти, когда вельможи шли на дворцовые перевороты для того, чтобы поставить на престол своего, «правильного» монарха. Даже крестьянские бунты, как правило, проходили под знаком самозванчества, когда во главе бунтовщиков вставал «подлинный» царь, которого «злонамеренные бояре» отлучили от престола. Но никто до декабристов не покушался на основы основ российской государственности — на монархию.

Можно с большой долей уверенности утверждать, что солдаты гвардейских полков, вышедшие на Сенатскую площадь, не представляли себе тех целей, которые ставили перед собой руководители восстания. И тем более для них были далеки идеи конституционных преобразований, которые должны были бы изменить государственное устройство России и их собственную жизнь. Они шли, доверясь своим командирам, под началом которых служили не один год. И вряд ли были движимы жаждой низвержения монархии. В российской истории судьбам этих простых людей, участь которых была не менее печальной, чем их аристократических предводителей, отведено не так уж и много страниц. Звезда пленительного счастья светила не им.

19 ноября 2010 года в Киеве по инициативе российского посла М. Зурабова состоялся вечер, посвященный декабристам и декабризму, как одному из наиболее влиятельных течений в русской политической и духовной жизни, которое
4162
во многом определило ход нашей отечественной истории. И хотя предполагалось, что дискуссия, в которой приняли участие известный украинский ученый академик П. Толочко, политолог и писатель из Лондона В. Пастухов, П. Порошенко, министр иностранных дел Украины в 2009-2010 гг., писатель Д. Быков, художественный руководитель Театра имени Леси Украинки М. Резникович и другие видные общественные деятели Украины и России, затронет лишь одну проблему — право элиты использовать народ в своих целях, разговор вышел за рамки этой, безусловно актуальной и сегодня, темы.

И прежде всего потому, что сам феномен декабризма в современной исторической нау ке и исторической публицистике оценивают с диаметрально противоположных позиций. И хотя академик Толочко вполне справедливо отметил, что историк не может быть судьей, он обязан быть лишь добросовестным исследователем, — для всех участников дискуссии (как и для всех читающих граждан) очевидно, что сегодня это далеко не так. Можно сколько угодно спорить о методологических проблемах современной российской и украинской исторической науки, это в конце концов дело специалистов, но невозможно не видеть, как безбрежное поле отечественной истории остается ареной острейшей политической борьбы. Причем не только на уровне научной, но и учебной литературы. Сегодня сталкиваются не факты, но интерпретации. Исправление прошлого (чем всегда любили заниматься в России) и создание нового прошлого (чем занимаются на Украине) кажется важнее совершенствования настоя щего. Прошлое пытаются заставить служить задачам текущего момента. Но поскольку представления о текущем моменте у разных общественных сил разные, то и прошлое образуется неодинаковое.

Одни готовятся отмечать в 2011 году 150-летие освобождения крестьян от крепостного права как великое цивилизационное событие, на которое отважился Александр II, понимающий, сколь важно раскрыть свободный творческий потенциал народа. Другие занялись апологетикой Александра III, который занимался укреплением властной вертикали, чтобы уберечь Российскую империю от революций и распада. Для одних Петр Столыпин, столетие со дня гибели тоже приходится на 2011 год, — символ сильной государственности, желающий спасти Отечество от революционной скверны. Для других — неудавшийся реформатор монархии, которую не спасли ни «столыпинские вагоны», ни «столыпинские галстуки». Исторические рифмы порой столь незатейливы, что становится даже неловко читать те или иные пассажи, настолько их авторы заняты собственным политическим позиционированием, а вовсе не поисками истины.

Сегодня для наших консервативно-охранительных историков и публицистов декабристы — это изначальные «бесы» революции, которые предопределили и народовольческий террор, и октябрьский переворот, приведший к кровопролитной Гражданской войне, во имя своих своекорыстных целей выведшие ничего не понимающий народ на Сенатскую площадь. Современные авторы, развращенные поисками «интересов» персонажей прошлого и настоящего, к сожалению, слишком часто забывают, что кроме «интересов» есть идеи и идеалы. При всех вновь обнаруженных фактах и подробностях, которые позволяют с достаточной полнотой воссоздать психологические портреты участников декабристского движения, выявить мотивы их действий, невозможно не увидеть в их действиях служение романтическому идеалу, желанию свободы народу и Отечеству. Они ведь думали не о потрясениях, а о сильной и процветающей России. И, как точно заметил М. Зурабов, не случайно Николай I за годы своего правления реализовал ряд декабристских идей в своей государственной практике.

Похоже, мы сегодня хотим от прошлого не уроков и примеров, которым, как известно, мало кто следует, а некоего оправдания тем или иным политическим доктринам, которые, как кажется их авторам, требуют исторического освещения. Желание понятное, но все-таки малоплодотворное. История России делала столь крутые зигзаги и виражи в ХХ столетии, что все исторические рифмы кажутся несостоятельными. Понятно, что реальное будущее можно моделировать исходя из реального прошлого. Но только из реального, а не искажаемого в угоду политической злобе дня.

==================

Некоторые комментарии из «РГ»:

  • Господин Швыдкой, ну вы хоть почитали бы Льва Николаевича!
    Если трудно, то могу выслать вам свою аудио-запись по «Войне и Миру», всего на 40 минут, но там КВИНТЕССЕНЦИЯ всей ФИЛОСОФИИ Толстого!
    И там главной мыслью проходит, что вожди НЕ ведут за собой НАРОД, они ВОЗГЛАВЛЯЮТ движения народов.

    «»Причину исторических событий…составляет ход мировых событий, который…зависит от совпадения всех произволов людей, участвующих в этих событиях…и влияние Наполеона на ход этих событий есть только внешнее и ФИКТИВНОЕ…Солдаты французской армии (в Бородинской битве.Н.Л.) шли убивать русских…по собственному желанию…голодные, оборванные измученные походом. И ежели бы Наполеон запретил им теперь драться с русскими, они бы ЕГО УБИЛИ и пошли бы драться с русскими, загораживающими путь в Москву»».

    И ещё оЧЧЧень много интересного услышите вы из 40 минутной записи по роману «Война и Мир».
    И многое вы поняли бы у Толстого!
    Мой адрес: lomovnikolay@ya.ru
    Николай Александрович Ломов, ПРАВОвед и журналист, Санкт-ПетербургОпубликовано незарегистрированным посетителем Николай Александрович Ломов, 24.11.2010 в 21:28

  • Формально у нас в стране крепостного права нет.Но вот как нам искоренить крепостную зависимость из сознания это большой вопрос?Опубликовано незарегистрированным посетителем Виктор Демидов, 24.11.2010 в 16:39
  • Из курса отечественной истории осталось тайной: «Что подвигло элиту дворянства на этот шаг?». Традиционная трактовка его причин выглядит следующим образом. В результате войны 1812 г., принимавшие участие в боевых действиях «надышались воздухом свободы» в Европе. После этого «душная атмосфера» крепостнической России показалась им невыносимой. Отмена крепостного права была консолидирующей целью восставших. В энциклопедическом словаре сказано: «…восстание против самодержавия и крепостничества…

    Антифеодальное движение отразило настроение предпосылок буржуазной революции в России». Несомненно, все вышесказанное внесло определенный вклад в историю «декабризма». Но мысль о том, что официальные учебники истории о многом не договаривают, придет в голову каждому, кто найдет время оторвать свои мысли от взрослых проблем и оглянуться в не такое уж далекое прошлое. «Воздухом свободы» русская армия дышала со времен Петра I.

    Столицы европейских государств вручали символические ключи от своих ворот нашим полководцам с завидным постоянством. Границы, в обе стороны, никаким «железным занавесом» закрыты не были. В Европе жили и учились многочисленные представители самых разных сословий России, а не только дворянства. Еще большее количество иностранцев почитало за честь работать и служить в нашем отечестве. Поэтому эта версия должна быть признана очень сомнительной. Общеизвестно, что восстание было «дворянской революцией». Таким образом, на предпосылки буржуазной революции и, даже, организованный дворянством «бунт черни» это событие ну ни как не тянет. Уж что такое «свобода и воля» Россия еще не успела забыть от Емельки Пугачева.

    Странно и то, что дворянство действовало, как нас пытаются уверить, не в своих, а в чужих интересах. В мировой истории такого еще не бывало. Обычная практика, в том числе и российская – дворцовые перевороты (не гнушающиеся убийством самодержцев), либо даже гражданские войны за престолонаследование. Декабристы же действовали (даже имея 100%-й шанс убийства царя) в духе современной акции гражданского неповиновения. Внятных мотивов восстания декабристов нынешний учебник истории предъявить нам не может. Как известно Пушкин был лично знаком со всеми значимыми участниками восстания на Сенатской пощади. Отмечалось также его явная симпатия к идеалам, подвигнувшим их к действиям. Многими он считается даже главным «идеологом» декабристов.

    Не оставил ли поэт сведений об этом, в своем творческом наследии? Они не могли быть изложены открытым текстом. Обычно «эзопов» язык традиционен в символике басен. Но Пушкин, творивший во всех литературных жанрах (эпиграмма, стихотворение, пьеса, поэма, рассказ, повесть, роман), не написал ни одной басни. По крайней мере, об этом не рассказывает ни один пушкинист. Кстати и не обращают почему-то на это странное обстоятельство внимание общественности. Так существует ли надежда услышать истину из уст поэта? Чтобы правильно ответить на этот вопрос необходимо помнить следующее.

    Пушкин никогда никого не копировал. Он был новатором, но не столько самих литературных жанров, сколько их содержания. Новизна же содержания, в отличие от формы, не так бросается в глаза. Чтобы ее оценить требуется умение видеть «общий ход вещей». Наиболее подходит для этих целей многочисленное сказочное наследие поэта. «Сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам – урок». Например, в «Сказке о рыбаке и рыбке», сюжет которой очень прост и известен нам с самого детства.

    Пойманная Золотая рыбка обещала и выполнила желания семейной четы: корыто, изба, столбовое дворянство, царский трон. И только последнее желание, поставить саму Золотую рыбку в услужение, приводит к тому, что страдающие чрезмерными амбициями остаются у «разбитого корыта». На первый взгляд ничего особенного. Если не знать широко известных символов того времени. Рыбы – знак христианства.

    «Золотой агнец» — так называли Христа. Для того, чтобы уж полностью исключить непонимание, Пушкин несколько раз повторяет формулу «тридцать лет и три года». Именно так, по традиции, приводили возраст Иисуса. Тридцать лет до начала служения и три года служения, до распятия. Так кто же поплатился за желание поставить Веру себе на службу? Приведенный в сказке алгоритм исполненных Богом желаний очень похож на путь Романовых к трону, поскольку их предки были выходцами (в долгой памяти старинных русских родов) из «неродовитых». А под попытку «стать над Богом» очень подходит проведенная Романовыми церковная реформа, как в прочем и попытка исказить «богом данную историю» в своих интересах.

    В поэме « Руслан и Людмила» сюжет очень напоминает легенду о крещении Киевской Руси, только «шиворот на выворот». «Невеста» (Людмила, Люд милый, т.е. народ) выбирает себе «жениха» из нескольких религий (Руслан, Ратмир, Рогдай, Черномор). Так в оригинале романовской версии истории. В сказке же, зарубежный ученый чернокнижник крадет этот народ у традиционных для России религий, вбивает между ними клин вражды. Для того, чтобы не очень вхожий в тонкости символики, читатель не промахнулся, четко дана привязка к времени происходящих событий – Владимиру.

    Двенадцать дев – символизируют 12 апостолов начала христианства. Во многих других сказках прослеживается интерес Александра Сергеевича к отечественной истории. Его отношение к официальной ее версии, судя по его сказкам, было сугубо негативным, что достаточно легко прочитывается в принятой им символике. Каждый вдумчивый читатель ищет и находит в ней скрытый смысл. Зачастую он не очевиден на уровне сюжета. Но раскрывается после осмысления используемой поэтом системы символов. Возможно, именно это обстоятельство вызывало к поэту открытую неприязнь некоторых современников, особенно высокопоставленных. Становится понятной и логичной смерть поэта, упорно трактуемая памятью народной, как заказное убийство.

  • Опубликовано незарегистрированным посетителем Сергей Очкивский, 24.11.2010 в 12:13
  • Молодежные передачи пресыщены уничижением советского прошлого. Идеологическая «рука» видна без напряжения.
    Можно подумать старшее поколение ничего не помнит. Ошибки советской системы выглядят мелкими помарками на фоне реальности.
  • Михаил Швыдкой: чего мы хотим от прошлого?