Без рубрики

Пассажиры Ту-154 рассказали, что им пришлось пережить


  Пассажиры Ту-154 рассказали, что им пришлось пережить

Пассажиры и члены экипажа рассказали о том, что происходило в минувшую субботу, когда самолет Ту-154 «Дагестанских авиалиний», летевший из Москвы в Махачкалу, совершил аварийную посадку в столичном аэропорту «Домодедово». По официальным данным, на борту самолета находились 169 человек. В результате инцидента погибли 80-летняя мать члена Конституционного суда Роза Гаджиева и 49-летний брат президента Дагестана Гаджимурад Магомедов. Еще 87 человек получили травмы. Одна из вероятных причин катастрофы — ошибка экипажа.

Вызванные на место инцидента машины «скорой помощи» развозили пострадавших в подмосковные и столичные больницы. Эвакуация продолжалась около часа. Девять человек были госпитализированы в больницу города Видное, 38 пострадавших привезли в больницу города Домодедово, еще 31 раненый был доставлен в московские больницы.

Как сообщили газете «Комсомольская правда» врачи, у большинства пациентов, доставленных в домодедовскую больницу, — переломы и черепно-мозговые травмы, у четверых — переломы позвоночника. Как рассказал газете житель Махачкалы Эдуард Абиев, пассажиры помогали спасателям эвакуировать раненых. Так, сам Абиев помогал пилить дерево, чтобы вытащить раненых из-под кресел. В больнице выяснилось, что у Эдуарда сломаны два ребра.

Как, в свою очередь, рассказала 28-летняя стюардесса Жанна Арсланалиева, электроника отказала примерно через десять минут после того, как самолет набрал высоту. По словам Жанны, командир попросил ее предупредить пассажиров об аварийной посадке. «Посадка была очень жесткой. Крики, плач, удар. Мы тут же открыли люки у крыльев, спустили трап. Но люди стали прыгать сами через разлом в самолете», — вспоминает стюардесса. Как пояснила Жанна, во втором салоне оторвались кресла, которые не давали выйти оттуда пассажирам. Экипаж вынес аптечки и начал проводить эвакуацию до прибытия спасателей и врачей.

Сама стюардесса получила вывих плеча. По ее словам, у командира лайнера Закаржи Закаржаева травмы лица, у штурмана Марата Кимпаева сломана нога, у стюардессы Александры Матюшенко также перелом ноги. Камила Алиева и Александр Мишин получили ушибы при падении.

По мнению Жанны, всех участников полета спас командир лайнера Закаржа Закаржаев, который после приземления сумел избежать столкновения самолета с бетонной стеной и линией ЛЭП. Как рассказала Жанна, в тот роковой день она не должна была лететь, но одной из стюардесс стало плохо, и ей пришлось выйти в смену.

Люди прыгали с крыльев, ломая ноги

Как сообщил изданию «Газета.ru» пассажир Саид Омаев, люди заподозрили что-то неладное минут через двадцать после вылета, когда по салону пробежал бортпроводник и попросил застегнуть ремни безопасности. По словам Саида, паники не было, самоле
2fb6
т летел в облаках, и пассажиры ничего не видели. Через какое-то время самолет начал резко снижаться, и произошел удар о землю. Другой пассажир по имени Магомед рассказал изданию, что самолет потряхивало в воздухе, однако об отказе двигателей людям не сообщили.

Командир экипажа Закаржаев примерно через двадцать минут после вылета из Внуково, когда машина находилась на высоте около 9 тыс. метров, сообщил диспетчеру, что у самолета отказал один из двигателей. Через две минуты он передал об отказе двух других турбин, генераторов и всей автоматики, в том числе навигационной системы. При приземлении самолет выехал за пределы взлетно-посадочной полосы более чем на 400 метров, остановился буквально 15-20 метрах от северной границы аэропорта и развалился на части.

Фюзеляж самолета оказался разломленным, нос лайнера уперся в бугор. По мнению специалистов, если бы самолет не наткнулся на бугор и на скорости врезался бы в бетонное заграждение, могли взорваться топливные баки. Остановившись, самолет развалился на две части, причем задняя часть при торможении разломилась и наскочила на переднюю часть.

Как рассказали «Газете.ru» очевидцы, люди прыгали с крыльев, поэтому несколько человек сломали себе ноги. По словам одного из пассажиров, вокруг все было в крови, а из баков на землю потоком лилось топливо. Пассажиры, не получившие значительных травм, помогали выносить раненых. В больницы людей доставляли более 40 машин «скорой помощи».

Паника началась только после удара о землю

Как сообщил газете «Коммерсант» 33-летний пассажир Зайтун Дадашев, который сидел в хвостовой части самолета, сразу после взлета он заснул, а проснулся оттого, что почувствовал какие-то колебания корпуса самолета. По его словам, вскоре в иллюминаторе показалась земля. «Никакой паники я в эти минуты не заметил. Самолет тем временем летел, накренившись влево, и я даже подумал: вот-вот зацепит крылом землю», — рассказал мужчина. Он отметил, что потом лайнер выпрямился и как будто упал на бетонку метров с пяти. Только после удара о землю началась паника и возникла давка.

Пассажир Нариман Джамаутдинов рассказал «Московскому комсомольцу», что самолет начало трясти с самого начала. Экипаж сообщил, что это турбулентность, потом через полчаса сказали пристегнуться, когда самолет уже пикировал. «Я сидел с левой стороны, в иллюминатор было видно, что самолет касается крылом верхушек деревьев. Я тогда понял, что мы точно падаем. Была очень грубая посадка, но главное, что мы выжили, потом начало трясти и все остальное», — говорит пассажир. По словам Джамаутдинова, несколько человек получили химические ожоги от керосина, который лился из баков.

Еще один пассажир Магомед Муртузалиев говорит, что никакой паники не было, и все вели себя адекватно. По словам мужчины, чувствовалось, что «пилот был профессионал сто процентов, он нормально приземлил самолет». «Я открыл люк, люди вылезли — кто с крыла, кто еще откуда-то», — говорит пассажир.

Как, в свою очередь, поведала газете «Новые известия» пассажирка упавшего самолета, москвичка Лиана Меджидова, когда самолет сел, раздался грохот, ремни безопасности до боли врезались женщине в тело. «Я выглянула в окно и не увидела взлетно-посадочной полосы. Было очень страшно. Плакали дети, а многие взрослые находились в состоянии шока. Пережить такое я не пожелаю и врагу. После посадки в самолете очень сильно воняло керосином. Я молила Бога лишь об одном – чтобы не произошел взрыв!» – говорит женщина.

Мулла махачкалинской мечети Гамазат Гитимагомедов, который также находился на борту, отмечает, что произошедшая трагедия еще более укрепила его в мысли, какое слабое существо человек. «Когда самолет, наконец, сел, наступила гробовая тишина. И пассажиры, и поднявшиеся на борт сотрудники МЧС России пребывали в полной растерянности. Все боялись одного: сейчас произойдет взрыв», — рассказал священнослужитель. По его словам, как верующий человек, он был спокоен, но на многих пассажиров было страшно смотреть после пережитого ими ужаса.

Пресс-секретарь аэропорта Елена Галанова сообщила, что людей вытаскивали с невероятной скоростью — три человека в минуту. Всех сразу накормили и обогрели.

Как выяснили СМИ, на рухнувшем Ту-154 возвращались в Дагестан несколько VIP-персон республиканского уровня, все они занимали места в передней части салона бизнес-класса. В больницах с травмами различной степени тяжести оказались министр юстиции Азади Рагимов, начальник правового управления министерства Мустапа Генжеханов, министр промышленности, энергетики и связи республики Магомедгусен Насрудинов, депутат народного собрания Дагестана Владимир Ашурбеков.

Выдвигать версию о причинах инцидента рано: расследование только началось

Расследование причин катастрофы продолжается, сообщает «Интерфакс». Ранее появились версии о том, что причиной аварийной посадки могла стать ошибка экипажа. Согласно этой версии, пилоты при наборе высоты могли забыть включить насосы подкачки топлива и в итоге в систему попал воздух, что привело к остановке двигателей.

Источник в авиационных кругах, однако, заявил, что такие предположения делать пока преждевременно: расследование находится в самом начале. В компании «Дагестанские авиалинии» также считают несостоятельной версию, согласно которой к аварии Ту-154 в «Домодедово» привела ошибка экипажа, связанная с невключением подкачки топлива. «Если бы летчики не включили насосы подкачки топлива, то двигатели самолета не завелись бы», — заявил «Интерфаксу» в понедельник первый заместитель генерального директора авиакомпании Алексей Джабраилов.

Между тем «Коммерсант», комментируя эту версию, пишет, что «курсантская» ошибка дагестанских летчиков, весьма характерная для эксплуатации этого типа самолета, может, по мнению их коллег, объясняться «моральным износом» опытнейшего экипажа.

Появившуюся в СМИ информацию о том, что во Внуково самолет, возможно, заправляли некачественным топливом, официальные лица также не подтверждают. Как стало известно, после Ту-154 из того же бака заправляли еще два самолета, полет которых прошел без происшествий.

В авиакомпании говорят, что самолет был полностью исправен. Как сообщил гендиректор «Дагестанских авиалиний» Мирза Омариев. Ту-154 с бортовым номером 85744 был произведен в 1992 году, в 2009 году он прошел капитальный ремонт на Внуковском авиаремонтном заводе № 400. «При капитальном ремонте меняется практически все. Двигатели не меняются, но, по нашим данным, у двигателей не было выработано 70% ресурса», — отметил гендиректор. По словам Омариева, три недели тому назад борт 85744 был зафрахтован для доставки сборной Бельгии по футболу на товарищеский матч со сборной России в Воронеж.

Как подчеркнул гендиректор, экипаж Ту-154 был очень опытным. Командир налетал 17 тысяч часов, в том числе более 10 тысяч на Ту-154. Второй пилот налетал на Ту не менее трех тысяч часов.

Уголовное дело по факту аварийной посадки возбуждено по. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта). В компании «Авиалинии Дагестана» изъята техническая документация. Руководители авиакомпании пока не дают комментариев по поводу возможных причин аварии. Эксперты МАК изъяли из обломков самолета параметрический и аварийный самописцы и получили первые результаты их расшифровки. Уже удалось установить, что после набора высоты около 6500 м у машины были зарегистрированы колебания в подаче топлива ко всем трем двигателям. Как отмечают эксперты, оценить ситуацию можно будет только после исследования речевого самописца, на котором записаны переговоры экипажа. Пока этот самописец не обнаружен.