Без рубрики

Треть зарплаты — государству?


  Треть зарплаты - государству?

С 1 января 2011 г. Россию ждет очередная «налоговая революция». Взносы, которые работодатели должны ежемесячно перечислять в федеральные социальные фонды (пенсионный, социального страхования, обязательного медицинского страхования), вырастут на 8% и составят 34% от фонда оплаты труда. Эксперты предрекают массовые неплатежи и возврат к ситуации конца 1990-х годов, когда 70% россиян получали зарплату в конвертах.

Переход на нелегальное положение

По замыслу Минфина, резкий рост социальных выплат – единственный шанс хотя бы частично снять острейший дефицит в государственных «копилках». Почти 30 млрд. руб. составляет дефицит бюджета Фонда социального страхования, который оплачивает больничные листы и декретные отпуска. Нехватка средств в фонде обязательного медицинского страхования в этом году составляет 5 млрд. рублей. Не спасает даже то, что социальные отчисления в России – и без того самые высокие в мире: в европейских государствах максимальный размер таких налогов не превышает 6–7%.

Примечательно, что положительного эффекта от предлагаемой реформы ожидает только Минфин. Экономисты уверены: большинство россиян уже в ближайшее время почувствуют падение зарплат и ослабление социальной защищенности. Намерения работодателей это подтверждают. Осенью Институт экономической политики попросил руководителей 570 предприятий и бюджетных учреждений обрисовать свою политику после 1 января 2011 года. Выяснилось, что 43% сокращают социальные расходы на персонал, 29% планируют сокращать штаты, 17% – снизят зарплату. Наконец, 10% опрошенных, не стесняясь, заявили, что собираются перейти на теневые схемы расчета с работниками.

«Как ни странно, я могу понять работодателей, которые вернутся к «серым» зарплатам, – говорит Сергей Храмов, генеральный инспектор труда федерального координационного совета профсоюзов СОПРОФ. – Они понимают: эти средства ни на йоту не улучшат положение работников их предприятий. Деньги будут сброшены в общегосударственные фонды, и никто никогда не узнает, на что они израсходованы. Немудрено, что работодатели стараются уходить от такой повинности».

По словам Храмова, в западных государствах работодатели одной отрасли имеют право заключать с профсоюзами соглашения и создавать отраслевые социальные фонды. Размеры отчислений устанавливаются по общей договоренности, и, как показывает практика, предложения увеличить взносы протестов не вызывают: предприниматели сами видят такую необходимость и понимают, куда конкретно уйдут их средства. В России шаг к подобной системе сделан 10 лет назад. Тогд
19a5
а Госдума в первом чтении приняла закон «О профессиональных пенсионных системах», который давал возможность создавать такие фонды. Но, к сожалению, документ безнадежно «завис».

А если по-другому?

По словам экспертов, сегодня существует масса способов преодолеть дефицит социальных фондов, не прибегая к болезненному повышению налогов. Например, можно обязать перечислять взносы тех работодателей, которые платят своим работникам больше 415 тыс. руб. в год (сегодня зарплаты выше этой планки социальными налогами не облагаются). Оппозиционные фракции в Госдуме неоднократно предлагали провести в Налоговый кодекс такую поправку, однако инициатива осталась без ответа.

Так же долго и безнадежно оппозиционеры твердят о необходимости отмены плоской шкалы налога на доходы физических лиц, когда 13% с зарплаты отчисляют и олигарх, и сельский библиотекарь. По словам руководителя Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Алексея Шевякова, все развитые государства давно от нее отказались. Такая система осталась только в нескольких островных государствах, странах СНГ и в России. И лишь в России налоговая система устроена так, что основное налоговое бремя падает на работающего человека. Если посчитать все социальные взносы вместе с налогом на доход, получится – уже сегодня мы отдаем государству 40% заработанных денег.

«Если повышать налоги, то в первую очередь акцизы и налог на добавленную стоимость, – говорит эксперт Института экономической политики Владимир Назаров. – Именно так поступили в Германии, где сумели преодолеть бюджетный дефицит за счет налогов на потребление».

«Доля фонда оплаты труда в ВВП у нас в три раза ниже, чем в развитых странах. При этом налог на нетрудовые доходы в разы меньше, чем отчисления с зарплаты! – возмущается Алексей Шевяков. – Например, налог на дивиденды составляет всего 12%. Именно эти выплаты нужно увеличивать в первую очередь. Но государство нас не слышит…»