Без рубрики

Смбат Айвазян: "Командные функции вооружённых сил Армении дублируются "воровскими" структурами"

Смбат Айвазян — в 1990-1995, 1995-1999, 2003-2007 — депутат Верховного совета (Национального собрания) Армении, в 1999-2000 — член правительства Армения. С 1990 года бессменный командир крупнейшего боевого соединения ополченцев «Тигран Великий», регулярной численностью до 2000 человек. В состав соединения входили подразделения связи, и разведки, артиллерийская группа, включая системы залпового огня «Град». На счету соединения оборона Шаумяна, бои за Лачин, Кельбаджар, Кубатли, Зангелан, Физули, Агдам. В связи с подписанием в Бишкеке соглашения от 7 мая 1994 года о прекращении огня, решением Военного Совета от мая 1995 года соединение ополченцев «Тигран Великий» было расформировано, с условием мобилизации в случае возникновения новой угрозы.

ИА REGNUM: В последнее время резко участились сообщения об инцидентах со смертельным исходом в ВС Армении. И все это на фоне систематических заявлений официального Баку о готовности задействовать силу для решения проблемы Карабаха и районов, подконтрольных армии обороны НКР. Как вы оцениваете ситуацию в армии?

Вооруженные силы Республики Армения, некогда наиболее боеспособные в регионе Южного Кавказа, защитившие свой народ, землю и историческую память, сегодня по прямому приказанию свыше превращаются в репрессивную структуру с воровским укладом вместо Устава, ежегодно выкачивающую десятки миллионов долларов из карманов граждан, цепенеющих от ужаса при виде повестки из военкомата.

Десятки смертей в армии только за текущий год не оставляют выбора ни родителям, ни детям, которым нужно служить: плати или под началом «смотрящего по части» вкушай все прелести современной армейской жизни с «воровским» укладом: мужеложство, принудительное употребление наркотиков, избиение (вместо еды) по режиму питания и прочую мерзость.

Ежегодно отсрочку от армии получают около трех тысяч юношей призывного возраста. Средняя стоимость отсрочки — десять тысяч долларов, фантастическая сумма для подавляющего большинства граждан республики, где установленная правительством минимальная заработная плата составляет 80 долларов в месяц. Тысяча долларов в месяц — стоимость прохождения службы «на дому», это когда военнослужащего отпускают из расположения части на все четыре стороны. Для тех, кто не располагает такими неподъемными суммами, альтернатива одна — идти служить, что практически гарантирует изощренные унижения, регулярные поборы командиров, рэкет «смотрящего» за частью, назначаемого из числа солдат. Иначе включается криминально-репрессивный механизм, жертвами которого становятся отчаявшиеся мальчишки.

Выжатые у родителей и выбитые из солдат десятки миллионов долларов направляются по вертикали вверх. Конечный адресат — так называемый «карабахский клан», многочисленные представители которого в течение последних одиннадцати-двенадцати лет всеми силами и средствами продвигались на командные должност
2463
и в армейские структуры, вытесняя кадры «вазгеновского» призыва.

Апофеозом этой экспансии стала привычка новых командиров — вместо заслуг перед Родиной гордиться количеством джипов охраны, расчищающих дорогу «шефу».

ИА REGNUM: Если завтра — война?

В первую очередь, предельно жестко будет сметен «воровской» уклад карабахского образца. В условиях службы в мирное время командир для солдата — отец, в условиях войны еще и царь, и Бог. Приблатненный сборщик дани в погонах — ни то, ни другое, ни третье. Терпеть его никто не будет, не говоря о том, чтобы идти в бой под его началом.

В условиях фронта слабо представляю эффективность стремительно выросшего в званиях и должностях «командира», привыкшего к комфорту Zilli, Гелентвагена и Хаммера. Таких «командиров» могут повергнуть в шок ХБ и УАЗ, противнику можно и не стараться. Им не место на передовой.

Поэтому, если завтра война, то для нас она будет народной. Противник ошибается, если думает о блицкриге. Армия — это в первую очередь солдат, которому отступать дальше своего дома некуда, а не разодетые и увешанные килограммами ювелирных украшений «командиры». И Бог их знает, куда они помчатся на своих гелентвагенах и хаммерах, если завтра война.

А солдат будет защищать Родину, земли и историческую память, стойко и самоотверженно, как это уже было. Нужно беречь нашего солдата — вот залог победы для армии, а не выбивать из него вместе с последними грошами еще и душу.

ИА REGNUM: Официальные и провластные СМИ в Армении избегают информации о негативе в армии, более того, в информационном поле используется пропагандистский прием: критические заявления на тему армии официальными и провластными СМИ толкуются как предательство.

Предательством является другое: насаждение в армии блатных порядков, то есть принципиальное подавление субординации, командных структур и Устава в пользу воровского уклада. Предательством является то, что изнывающей от блатных порядков армии все тяжелее дается обеспечение обороноспособности государства. Предательством является то, что на фоне массовой гибели солдат в невоенное время Верховный главнокомандующий заявляет об отсутствии каких бы то ни было проблем, тем самым сигнализируя своим приблатненным выдвиженцам: бейте, ломайте, отстреливайте и вымогайте дальше, вы на правильном пути.

ИА REGNUM: Кто несет ответственность за происходящее в армии?

Формально — Верховный главнокомандующий, министр обороны, высший командный состав, однако особая ответственность за происходящее ложится на «карабахский клан» — и не только за бесчинства в армии, но и за насильственную криминализацию и, как следствие, маргинализацию армянского общества. Мотивы именно такого поведения «карабахского клана», за десять с небольшим лет в корне поменявшего уклад общественно-политической жизни страны, требует отдельного пояснения.

Необходимо понимать, что на данный момент в стране (а не только в армии) сложилось положение, когда неформальная карабахская клановая структура, в первую очередь в силовом поле, дублирует функции исполнительной власти. То есть, в государстве существует бутафорский и слабый госаппарат, а параллельно развивается и крепнет воспитанный на безнаказанности «карабахский клан».

Поэтому президента и его сподвижников по «карабахскому клану» мало интересуют разговоры о слабости власти. Их покой, благополучие и безопасность обеспечивает клан, внутри которого в год распространяется порядка одного миллиарда долларов. В то время как дефицит государственного бюджета превысил 15%, а совокупный государственный долг зашкалил за 4 млрд долларов и продолжает расти, как снежный ком.

Выходит, что чем слабее государство, чем более отчаянное положение складывается в обществе, тем более мощным и безнаказанным становится клан. Первоначальная проблема социализации карабахцев в границах материнской Армении, именно в период нахождения у власти выходцев из Карабаха, обернулась «затачиванием» армянского общества под криминально-воровские порядки, беспрецедентный грабеж населения и массовую эмиграцию из республики, сопоставимую по масштабам с оттоком граждан в начале девяностых, в активную фазу войны.

При этом десятки тысяч рядовых карабахцев, выброшенных войной из своих городов и деревень, нищенствуют наряду с сотнями тысяч наших земляков из различных районов и областей материнской Армении.

ИА REGNUM: В финале этого армянского интервью возникает извечный русский вопрос: что делать?

В первую очередь очистить армию и общество от криминала карабахского образца, убрать воровскую надстройку в армейских и государственных органах управления. Сам карабахский клан нуждается в кардинальном очищении. Внутри этой структуры есть достойные и заслуженные люди, голос которых подавлен криминалитетом. На каком-то этапе мужество и героизм военных оказались бессильны перед коварством и подлостью криминального элемента. Однако ничего непоправимого нет.