Без рубрики

Западные СМИ: как законность может прийти в Россию


  Западные СМИ: как законность может прийти в Россию

Россия – не совсем то криминальное государство, которым ее, судя по опубликованным на прошлой неделе WikiLeaks документам, считают некоторые американские чиновники. Она криминальное государство несколько другого типа. Ее правительство в основном не занимается прямым политическим насилием. В большинстве случаев, это дело рук местных воротил или других преступников, на деятельность которых правящая верхушка смотрит сквозь пальцы.

Сама по себе демократия не может служить ответом на российские проблемы. Во многих странах определенные формы демократии спокойно сосуществуют с господством жестоких и коррумпированных олигархий. В качестве примера можно привести Филиппины, на которых смертность среди журналистов даже выше чем в России.

Однако если демократия — не главное условие социального и экономического прогресса, то без законности обойтись нельзя. Нынешнее положение дел в России, при котором само государство нередко попирает законность, делает правительство неспособным принять меры против коррупции и насилия, ей порождаемого, так как любая полноценная антикоррупционная кампания угрожала бы превратить установившийся хрупкий порядок в руины.

Коррупция, связи с организованной преступностью и использование насилия против критиков и оппонентов характерны для изрядной части политической и судебной системой страны. Мировые СМИ сейчас беспокоит в основном вопрос о том, как это отразится на Чемпионате мира по футболу, который России предстоит принимать в 2018 году. Значительно меньше внимания уделяется физическим нападениям на журналистов, последние из которых были направлены на тех из них, кто с осуждением писал о планах построить дорогу через подмосковный Химкинский лес. Скорее всего, организаторы этих нападений связаны с местными чиновниками и строительным подрядчикам.

Судей и прокуроров, пытающиеся выступить против местных политических воротил или мафиози, также часто убивают. Хотя часть преступлений подобного рода – например, такие как убийство журналистки Анны Политковской в 2006 году, — возможно, осуществляется по приказу Кремля или с его ведома, в целом они явно в меньшинстве. С этой точки зрения Россия ближе к более мрачному варианту Италии, чем к обновленному сталинизму.

Такая ситуация возникла после коллапса государственной власти, который произошел в 1990-х годах. Тогда преступные группировки захватили контроль над огромными активами, кроме того, бизнесмены и политики искали с ними союза или использовали их как боевиков. Результатом стала волна убийства. Чиновники, бизнесмены и журналисты гибли едва ли не ежедневно. Среди прочего, такой подрыв государственной системы вооруженными олигархами лишил государство возможности наполнять казну и, соответственно, выполнять свои обязанности.

Большим достижением Владимир
1854
а Путина, сперва занимавшего пост президента, а потом ставшего премьер-министром, было то, что он навел в этом хаосе определенный порядок. С учетом могущества и безжалостности олигархов и организованной преступности, важную роль в этой борьбе с неизбежностью должны были сыграть спецслужбы. Однако в процессе, они сами обзавелись собственностью и стали элитой – не столь необузданной, как их предшественники из девяностых, но не менее зависимой от коррупции и круговой поруки в государственном аппарате. Чтобы защищать свое положение, они иногда прибегают к насилию, однако чаще государство просто затыкает рот критикам благодаря своему контролю над СМИ, как рассказал на прошлой неделе в своей отважной речи тележурналист Леонид Парфенов.

Таким образом, порядок, созданный г-ном Путиным, к настоящему моменту себя изжил, хотя вопрос о том, как его реформировать, не разрушив попутно государство, остается чудовищно трудным. Правительство оказалось неспособно ни привлечь к ответственности многих из тех, кто виновен в политических убийствах, ни реформировать некомпетентную и коррумпированную полицию. О катастрофических последствиях этого для экономического развития говорят и бесчисленные западные инвесторы, и честные российские предприниматели, нуждающиеся в более надежной и предсказуемой правовой среде.

Главное, как для России, так и для любой другой страны – это ощущение верховенства закона, как в государственной системе, так и в обществе в целом. Для этого на смену существующей олигархии должны прийти новые средние классы, которые будут носителями не только новой политической идеологии, но и новой морали.

В ближайшее время это явно не произойдет, однако такое развитие событий нельзя считать невозможным. Россияне вряд ли готовы воспринимать свою страну как вторые Филиппины, только с холодным климатом, – это плохо совместимо с их ощущением исторического величия Россия.