Без рубрики

У лётчиков гражданской авиации профессиональный праздник

Поздравления принимают летчики гражданской авиации. Ее история берет начало в 20-х годах прошлого века, когда из Москвы в Нижний Новгород отправился первый регулярный рейс. За десятилетия профессию окружил романтический ореол. И только сами пилоты знают: их работа — это постоянное напряжение и огромная ответственность.

В гражданской авиации не то, что у военных. Белоснежные лайнеры, улыбки стюардесс. Пилот Владимир Цветков, хоть и не военный, но стюардесс у себя на борту отродясь не видел. Не положено. На своем Ми-26 он, как на вездеходе, обживает «медвежьи углы» и строит новые города. Без таких, как он, Крайний Север, так бы и остался «крайним».

Владимир Цветков, заслуженный летчик России: «Таких городов в нашем крае немало, где мы были первопроходцами. Когда мы привозили комиссию, которая поставила колышек и говорит, что здесь будет город. Новый Уренгой, Ноябрьский».

Кроме своего Севера, летчик Цветков летал через океан в Северную Америку, тушил пожары в Европе, а в Африке вывозил журналистов от боевиков, возил госсекретаря США, куда другие не полетели, и вообще облетал треть Африки под флагом ООН.

Владимир Цветков, заслуженный летчик России: «Героями мы себя не чувствуем. Это нормальная работа».

На такую «нормальную» работу 26 мая 2008 года из Челябинска в Пермь вылетел гражданский транспортник Ан-12. Экипаж — 9 человек. В
18a1
воздухе самолет был 8 минут. Уже на второй минуте в салоне появился дым. Экипаж запросил аварийную посадку и пытался вернуться. Но самолет стал фактически умирать у них на глазах.

Николай Гладков, пилот 1 класса: «Начали отключаться приборы — авиагоризонт, высотомер, радио и так далее. И выключаться начали первый и второй двигатели. Мало того, отгорели тяги управления по элеронам в частночти».

К этому моменту самолет просто падал. Падал на фабрику.

Николай Гладков, пилот 1 класса: «Он не мог управляться уже. И поэтому шел, как кусок металла. С работающими двигателями с правой стороны. Может двигателями, может рулем высоты как-то подтянули штурвал так, чтобы избежать столкновения с макаронной фабрикой».

Это был чуть ли не первый случай, когда весь экипаж тем более гражданского самолета наградили Орденами мужества. А на краю поля, которое начинается через дорогу от фабрики, авиакомпания «Московия» поставила памятник гражданским авиаторам, спасшим людей.

На взлетной полосе у поселке Ижма в сентябре 2010 года памятником стал сам Ту-154. Спасая пассажиров экипаж использовал единственный шанс и смог посадить машину на заброшенном аэродроме.

Андрей Ламанов, командир экипажа: «Чуда не было. Было чудовищное стечение обстоятельств».

Чудовищные обстоятельства и их стечения — его работа. Александр Яблонцев проверяет собой, что не надо делать с самолетом, чтобы не разбиться и наоборот, как спасти людей, если чудовищные обстоятельства случились.

Александр Яблонцев, летчик-испытатель гражданских самолетов: «Экипаж был два человека. Были применены парашюты. Один при этом погиб, другой до сих пор работает. Все они сделали максимум возможного чтобы спасти машину. Но обстоятельства были превышающими эти возможности».

А потом опыт живых и погибших испытателей впишут в наставления для экипажей уже серийных машин, чтобы вопреки обстоятельствам число взлетов и посадок совпадало.