Без рубрики

В галерее на Фонтанке раскрываются тайны "Петербургских парижан"

"Портрет матери", Григорьев «Портрет матери», Григорьев "Петербургские крыши в снегу", Добужинский «Петербургские крыши в снегу», Добужинский "Охота", Стеллецкий «Охота», Стеллецкий

В Санкт-Петербурге проходит целый ряд художественных событий в рамках завершения Года Франции в России и России во Франции. Одно из них — выставка в художественной галерее KGallery на Фонтанке более чем ста произведений живописи петербургских художников-эмигрантов из частных собраний Москвы и Санкт-Петербурга «Петербургские парижане». Как сообщает сегодня, 7 декабря, корреспондент ИА REGNUM Новости , эта выставка приурочена также к 90-летию со дня открытия выставки петербургского «Мира искусства» в Париже в 1920 году.

Как рассказал искусствовед Юрий Гоголицин, выставка делится на два самостоятельных раздела — работы петербургских художников до эмиграции и после отъезда из России. Гоголицин сообщил также, что в экспозиции представлены и уникальные письма. «Бенуа, Сомов, Серебрякова, Судейкин, Стеллецкий, Шухаев, Добужинский, Яковлев — блестящие имена, редкие работы, сама квинтэссенция и суть Серебряного века, художники, которые сначала были самыми модными в Петербурге, а потом, после 1917 превратились в самых «немодных», — отметил искусствовед и добавил, что на выставке представлены и уникальные письма — Юрию Гоголицину в 60-е годы было разрешено готовить диссертацию, посвященную художникам Серебряного века и даже переписываться для этой цели с теми художниками и искусствоведами, кто был жив в то время — Зинаидой Серебряковой, Дмитрием Бушеном, искусствоведом Сергеем Эрнстом.

Юрий Гоголицин считает, что эти письма в буквальном смысле «раскрывают тайны»: «Взгляните на женский портрет работы ученика Репина Бориса Григорьева — здесь сказано — «Портрет матери, 1922 год». Но на самом деле рассказываю, чей это портрет, опираясь на письменное свидетельство Сергея Эрнста». «Этот портрет 90 лет тому назад в 1920 году был выставлен на выставке русских художников-эмигрантов в Париже. Сергей Эрнст в свое время прислал мне каталог той выставки и писал: «Везде написано, что это портрет матери, а на самом деле это портрет знаменитой российской террористки — революционерки, лидера боевой организации эсеров Екатерины Константиновны Брешко-Брешковской, которая в 1917 году вернулась из ссылки, а Октябрьскую революцию не приняла», — рассказал искусствовед. По его словам, Борис Григорьев, как человек «жут
147f
ко импульсивный и честолюбивый, бегал в то время за знаменитостями — за Горьким, пока не написал его портрет, за Философовым, Гиппиус и Шестовым — с той же целью». «И он написал портрет знаменитой бывшей узницы Петропавловки, сибирской каторжанки и убежденной террористки Брешко-Брешковской. Портрет был выставлен 90 лет назад в Париже, потом следы его затерялись, «всплыл» он в тридцатые годы в Югославии, а потом уже после войны в Чехословакии, где и был приобретен российским коллекционером и оказался в нашем городе», — рассказал он.

Юрий Гоголицин отмечает, что особенный интерес в экспозиции «Петербургских парижан» представляют также работы трех петербуржцев — Сергея Судейкина, Александра Яковлева и Василия Шухаева, которые были в Париже оценены настолько, что в 1921 году прямо с закрывшейся выставки «Мира Искусства» работы этих художников были приобретены французским правительством в Люксембургский музей.